Столкнулась с этой бедой не понаслышке и говорю: у всех есть шанс! Может наша история кому-то даст надежду.

У меня один единственный сын, воспитывала одна. Сережа  рос добрым, хорошим мальчиком.  Закончив школу, поступил в колледж. Жили скромно, думала – приобретет профессию, будет работать и дальше  учиться. Началось  все с конопли в колледже. Сын стал нервным, раздражительным. Я списывала это на  переходный возраст. Чем дальше — тем хуже. Коноплю сменили кокаин, героин, «винт». Стал меня избегать, приходил поздно вечером, когда я уже спала. Я уже знала, что Сергей употребляет наркотики. Ругалась, плакала, умоляла – ничего не помогало.

 

В скорости Сергея задержали за хранение наркотиков. Срок – 2,5 года. Надеялась, что в тюрьме отвыкнет от наркотиков.  Но увы… Выйдя из тюрьмы он продолжил колоться.  Не зная, что делать, я написала прощальное письмо. В письме просила у него прощения, за то, что не уберегла, что я его сильно люблю, и не могу видеть, как он убивает себя, что я не вижу смысла жить дальше. И положила в его комнате, в надежде, что он прочтет. Надежда оправдалась. Утром встает и говорит: «Поехали. Куда?». Так Сережа попал в монастырь на Валааме. Прекрасное место.  Сын пробыл там общей сложностью 3,5 года. Конечно, он многое понял, пожив в монастыре. Но, приехав из монастыря, употреблять стал с еще большей силой.  Я не видела выхода. Тюрьма была, монастырь был, в клиники я не верила.

Снова и снова просматривала  интернет. И наткнулась на НАРКОНОН. Читаю – похоже, это то, что нужно. Теперь нужно было думать где брать деньги. Я – на пенсии , А жить с сыном наркоманом – капитала не соберешь. Устроилась на работу в агентство по недвижимости, сдала  квартиру, плюс пенсия, подзаняла и выкрутилась.

Пишу для тех, кто не видит выхода. А выход всегда можно найти, надо только постараться. Зато теперь у меня есть сын – здоровый, красивый парень, полный планов на будущее. Не верьте, что не бывает бывших наркоманов. Бывает! Я собственными глазами убедилась в этом. У каждого есть шанс вернуть себе  здорового прежнего ребенка. Верьте и у вас все получится. Удачи и Бог вам в помощь.

Для тех, кому интересно. Мой сын прошел программу в НАРКОНОН-Киев.

____________________________________________

В октябре 2007 года мы, родители, узнали, что наша дочь принимает наркотики

Начиналось с трамадола, принимает уже давно, а теперь добралась до «винта». Родители, которым пришлось пережить зависимость родного ребенка от водки или наркотиков, поймут всю глубину горя и отчаяния, которые обрушились на семью. Никакими эпитетами и сравнениями этого всё равно не описать.

Но болезнь одними переживаниями не вылечишь. А то, что это болезнь и болезнь прогрессирующая, стало ясно, когда все попытки дочери самой, и с нашей помощью, справиться с ней заканчивались неудачами. Родительские увещевания, что это путь в пропасть, что это медленное самоубийство, и тому подобные беседы и нравоучения с нашей стороны, наверное, давали ей силы на небольшое время и оказывали поддержку в её собственном желании и попытках покончить с наркотиками. Но, увы, эти попытки не приводили ни к каким результатам. От силы месяц, когда хватало её терпения не принимать наркотики, заканчивался срывами и новым витком «кайфа» от новой дозы. И доброжелательный, внимательный, родной ребенок превращался в злобного, агрессивного и враждебного ко всем окружающим, в том числе и к собственным родителям, наркомана, у которого только одна цель – доза!

Начались поиски наркологических клиник или специалистов. Обратились к лучшему в Харькове наркологу Линскому И.В.. Честный человек и прямо сказал, что медикаментозно не вылечить от наркотической зависимости. Избавление зависит, прежде всего, от желания самого человека избавиться. Нужно сменить жизненные приоритеты, пересмотреть жизненные ценности, нужно самой захотеть избавиться от наркотиков. Сказал, что поместить в клинику можно, но по большому счету результатов особых ждать нечего, если человек сам не захочет избавиться от зависимости.

Беседа помогла не надолго. Еще месяц попытки самой справиться и очередной срыв. Причем хуже прежних. Если до этого она дорожила мнением окружающих, старалась скрывать от сотрудников по работе свое пристрастие, то на этот раз просто бросила работу. В один день, без каких либо объяснений, не вышла на работу. Человек просто ушел из дома, бросил работу, и отказался от всяких контактов с родителями, да и со всеми другими людьми, с которыми он общался, дружил, просто водил знакомство в той другой своей жизни, в которой не было наркотиков.

Снова поиски тех, кто поможет вылечить. Знакомые, Интернет, любые другие источники информации, все, что только возможно. Вот он список с адресами и телефонами десятка различных наркологических центров по всей Украине. Два центра даже при православных монастырях. Звонки и письма с вопросами и просьбами. И оказывается, что в половине центров вообще не принимают девушек для лечения, а в половине проводят медикаментозное лечение, начиная от метадоновых программ до применения психотропных препаратов.

Весна 2008 года, Киев. Отправляемся по очередному адресу в очередную наркологическую клинику. Клиника на территории уважаемого медицинского учреждения. Небольшая приемная. За стандартным офисным столом, стандартного вида офис-менеджер. Девушка лет 20 – 23 лет. С трудом прекращает раскладывать пасьянс на компьютере. Явно не обременена медицинским образованием. Обращаемся с вопросом как мол на лечение в клинику человека поместить. Подает заранее заготовленный листок с перечнем анализов, которые необходимо сдавать перед поступлением на лечение. Другой листок с перечнем услуг и ценами на них. Спрашиваем как мол лечение проходит. Отвечает, что под наркозом производят очистку крови. Пациент в клинике один день. Затем выдают набор препаратов, которые следует принимать, рассказывают как их надо принимать. А следующий визит можно сделать через месяц. И ни одного вопроса как долго человек принимает наркотики, какие наркотики.

Мы конечно не специалисты, может и неважно какие наркотики и как долго человек принимает. Но даже огромное желание помочь собственному ребенку не заставило нас воспользоваться услугами подобного учреждения.

Да и еще один случай подорвал веру и желание обращаться к психотропным препаратам для лечения наркологической зависимости. В одной приватной беседе врач, по роду своей деятельности занимающийся подобными вопросами, объяснил, что психотропные препараты воздействуют на нервную систему человека, но воздействуют не избирательно, а в целом на всю центральную нервную систему. И убить тягу к наркотикам, подавить центры нервной системы, которые эту тягу стимулируют, конечно могут, но и другие участки нервной системы человека будут подвергнуты губительному воздействию этих препаратов. И в результате о полноценном человеке, а тем более о полноценной личности говорить не приходится. Дословно его слова: «- Это будет не человек – растение». Даже боль и страдания родителей не смогли заставить заплатить такой ценой за избавление о наркотиков. Казалось, выхода нет!

Но вот ещё одни звонок кого-то из знакомых:

– В Киеве есть реабилитационный центр «НАРКОНОН», лечат без медикаментов, записывайте телефон!

Записываем. Снова Киев, звонок в центр:

– Да, мы занимаемся реабилитацией. Давайте, встретимся и всё обсудим.

Подобного внимания и более скрупулезного подхода к тем, кто обращается за помощью, не приходилось видеть нигде. Подробно рассказали, как проходит лечение, сколько длится. Без медикаментов — только витамины. Дали рекомендации по поводу того, как убедить дочь приехать в центр, при необходимости пообещали прислать кого-либо из представителей центра в Харьков, чтобы пообщаться с дочерью и убедить в необходимости лечения.

Нам честно сказали, что реабилитация в центре это не панацея, а возможность, которая предоставляется человеку, если он сам, в первую очередь, хочет избавиться от проблем. Причем, ему будут в этом профессионально помогать. Сказали, что в 80% случаев, люди прошедшие курс реабилитации, больше никогда не возвращаются к приему наркотиков.

Честно говоря, смущало одно обстоятельство, что вся методика реабилитации построена на основе работ Рона Хаббарда. Смущало не потому, что испытывали какое либо предубеждение, а потому, что ничего практически не знали о его работах. Одно время в Харькове была широкая рекламная компания, связанная с его именем и его учением Дианетика. Затем на обывательском уровне ходили оценки и обсуждения этого учения, оценки, надо сказать не лицеприятные. Мол, секта, оболванивают людей, втягивают в религию. Несколько статей в прессе, что все его учение – лженаука. Собственно и все наши познания о Роне Хаббарде и его работах. Но выхода другого уже не оставалось, и мы решили — лучше Хаббард, чем наркотики.

В каком состоянии наша дочь приехала в Ваш центр, Вы конечно, видели, знаете и, как специалисты, понимаете и должным образом оцениваете. Но о том, в каком физическом и психологическом состоянии находился человек, когда после периода более чем в два месяца, её силой удалось вернуть домой, что бы направить к Вам в центр, вспоминать трудно даже сейчас, когда всё уже позади. Девушка двадцати трех лет — возраст, когда девушкам свойственно наряжаться и красоваться, — одета в одежду с чужого плеча, истрёпанные кеды на босую ногу, под ногтями грязь, волосы давно не мыты, на исхудавшем сером лице синие круги под глазами. Безумный взгляд. Подавленное состояние, отчаяние и агрессия по отношению к окружающим.

Все попытки говорить о необходимости лечения парировались высказываниями типа:

  • Не мешайте мне жить моей жизнью.
  • Я Вас не трогаю — оставьте меня в покое.
  • Я сама выбрала такую жизнь, она мне нравится.
  • Бывших наркоманов не бывает, наркомания не излечима, пустая затея.

Такой она была, когда мы приехали с ней в центр, и нам вместе с вами удалось убедить её остаться в вашем центре.

Какое терпение, не поддельные внимание и забота были проявлены сотрудниками вашего центра, когда буквально на десятый день пребывания у дочери начался очередной срыв, и она наотрез отказывалась проходить дальнейшую реабилитацию. К счастью, совместными усилиями нам удалось и в этот раз убедить её остаться.

Через два месяца мы снова навестили свою дочь в вашем центре, после того как она прошла курс очищения организма от накопившихся наркотиков. Мы просто были поражены теми переменами, которые произошли с ней. Нас встретила веселая и жизнерадостная девушка, более открытая и искренняя, с румянцем на щеках и живым взглядом.

Когда мы узнали от дочери, что курс очищения — это приём витаминов, посещение сауны и физические упражнения, то были удивлены, но не верить собственным глазам и ушам глупо. После этого посещения у нас не осталось никаких сомнений, что пребывание нашей дочери в Вашем центре будет иметь результат!

После шести с лишним месяцев пребывания в центре, дочь не только прошла курс очищения организма, отказалась от приема наркотиков, но и получила жизненный стержень, что ли. После того как она вернулась из центра реабилитации, мы встретились с другим человеком. Человеком, который имеет твердые жизненные позиции и убеждения. Человека, который способен анализировать свои и чужие поступки, способен анализировать свои ошибки и исправлять их, противостоять трудностям, а не прятаться от них за наркотиками или алкоголем.

Ни разу не довелось услышать от дочери каких-то религиозных высказываний или наставлений. Ни разу не пришла в голову мысль, что перед нами одурманенный сектант. Мы лишились предубеждения в отношении работ Хаббарда. Если подобные методики имеют результат, они имеют право на существование, с нашей точки зрения.

Невозможно переоценить всю значимость работы, которую проводит Ваш центр. Не возможно передать, что чувствуют родители, которые вновь видят близкого человека здоровым, после той бездны, в которую он скатывался. Не возможно не выразить чувства признательности, благодарности за Вашу работу. Спасибо за Вашу помощь, терпение и мастерство, за чуткость и внимание.

Дальнейших Вам успехов!