В СМИ о Наркононе

О том какие результаты даёт лечение наркомании в Narconon.

Правда о наркотиках

«Помню, когда я учился классе в девятом, на одном из уроков, нам провёл лекцию местный нарколог. На тот момент я и несколько моих приятелей, сидящих со мной, покуривали марихуану. Нарколог запугивал нас страшными фактами, смертями, описывал виды наркотиков, указывал фамилии тех, кто из нашей школы стоит на учёте. Лекция ни на меня, ни на моих приятелей не оказала никакого воздействия, что была она, что её не было. Пустой звук. Мы по-прежнему продолжали курить травку, а позже я и некоторые ребята перешли на таблетки и остальные сильнодействующие наркотики».

С того времени прошло лет восемь. Этот парень чудом бросил наркотики, перестал даже курить и выпивать. Но его здоровье сильно пострадало, сейчас он не такой, каким должен быть в свои 24 года. Внутри осталась рана, ведь если бы он знал жизненную правду о наркотиках, то перестал бы их употреблять еще тогда, в девятом классе. Однажды, он посмотрел лекцию Марины Грибановой «Правда о наркотиках». Вот как он отозвался: «Эта лекция легла мне на душу. Ведь всё именно так и происходит, здесь просто вывернута наизнанку вся правда. Мне читали морали, пугали, заставляли, я от этого ещё больше закрывался, а здесь, наоборот, при просмотре я раскрылся и вооружился применимыми в жизни знаниями. Я бы хотел, чтобы во все учебные заведения пришел такой лектор, чтобы дети в каждой семье знали правду о наркотиках. Низкий поклон Марине Грибановой».

Марина Грибанова занимается профилактикой наркомании в организации «Нарконон» с 1997 года, выступая с лекциями в своём родном городе Харьков и всюду, где её приглашали. В 2005 году был выпущен диск: «Правда о наркотиках». Уже в 2008 году лекция официально получила гриф Министерства образования Украины. Этот диск был распространён в 97% школ по всей Украине. Статистика распространения наркомании начала активно снижаться. Недавно Марину Грибанову пригласили проводить лекции для учебных заведений г. Запорожье. Лекции были проведены для 1330 детей 5 школ города, студентов ЗНУ, интерната и для жителей города.

Сняты 5 передач и новостных сюжетов, взяты интервью для одной газеты и большого глянцевого журнала «Афиша».
И вот один из сюжетов на областном ТВ: 

Также можно посмотреть ролик из передачи«Все о здоровье с Марго Доценко». Марина Грибанова:

 

 

 

В Непале перестали сажать наркоманов

28.12.2013

Новость на Newsland: В Непале перестали сажать наркомановВ уходящем 2013 году в Непале был открыт первый крупный центр реабилитации наркоманов, поддержанный правительством страны. На торжественном открытии, где собралось более 1000 гостей, выступил вице-президент Непала.

Непал — одно из древних государств мира, родина Будды. И, хотя по официальным данным, большинство населения (от 70% до 80%) сегодня исповедуют индуизм, эта страна сохранила много памятников и традиций связанных с буддизмом и продолжительное время Непал был основным оплотом буддизма.

До недавнего времени, в этой стране не было принято лечить наркоманов. Употребление наркотиков являлось уголовным преступлением и влекло за собой лишение свободы. Однако ветераны полиции наблюдая за результатами такой борьбы с наркоманией, отмечали ее неэффективность. Наркоманов с каждым годом становилось все больше, как и преступлений, связанных с наркотиками.

Одним из таких людей был Басанта Радж Кунвар — ветеран полиции с 20-летним стажем и бывший старший инспектор полиции Катманду. В 2004 году он нашел программу реабилитации «Нарконон». Применив ее на небольшой группе наркозависимых, он увидел, что она может стать решением одной из главных проблем его страны.

После первых успехов, г-н Кунвар стал расширять программу и заниматься не только реабилитацией, но и профилактикой. И результаты работы не заставили себя ждать — число наркоманов пошло вниз, а правительство страны было настолько впечатлено результатами, что даже переименовало одну из горных вершин в 2010 году в честь гуманиста Л. Рона Хаббарда за создание технологии, которая лежит в основе программы реабилитации наркозависимых «Нарконон».

Теперь же, на этом самом «Пике Хаббарда» был открыт трехэтажный комплекс реабилитации «Нарконон» на 100 мест, поддерживаемый высшими руководителями правительства Непала. Одним из ярких подтверждений этого стало выступление на открытии центра Вице-Президента страны.

В своём официальном поздравлении вице-президент Пармананд Джа сказал: «За последние годы «Нарконон Непала» принёс нашему народу жизненно важные услуги. Учащиеся, которые посещали антинаркотические занятия Нарконона, теперь знают правду о наркотиках, и её должен знать каждый житель Непала. На самом деле сотни тысяч учащихся наших школ и университетов прошли обучение в Наркононе. Так вы создаёте поколение, которое может защититься от наркотиков и сохранить нашу культуру, и всё это в то время как ваша работа в области реабилитации навсегда изменила жизни бывших наркоманов и их семей. И поэтому с открытием этого нового центра я поддерживаю ваши усилия по созданию Непала, свободного от наркотиков».

Артём Кузнецов

 

 

Сюжет о проведении лекций «Нарконон» в г. Белая Церковь

 

26 июня – Международный день борьбы с наркоманией. В центре «Нарконон-Киев» побывали журналисты из Первого национального телеканала Украины и 26.06.13 в Новостях показали видеосюжет о реабилитации наркоманов. Видеоссылку в интернете можно посмотреть по адресу: http://1tv.com.ua/ru/news/2013/06/26/41754

От метадона спас героин, от героина спас «Нарконон»

leonid.jpgВсмотритесь в это красивое лицо, ощутите внутреннюю радость этого молодого человека и любовь, которой он наполнен. Как он энергичен, юн, а ведь ему уже — 36 лет. Счастлив в личной жизни. Занимается любимым делом. Отдыхает, летая по воде на доске с парашютом в руках.

И трудно поверить, что 11 лет назад его не существовало. А было умирающее существо, переполненное героином, алкоголем, марихуаной, экстази и калипсолом. У человека пропали вены, отключился мозг и был утрачен всяческий смысл существования.

«Метадон отбивает способность думать и чувствовать, он убивает душу, ты ощущаешь себя полным ничтожеством. И вроде бы ты можешь что-то сделать, но никакого желания подниматься нет. Так, в подавленном состоянии проходит весь день»…Теперь Леонид ГЕДЬКО — заместитель исполнительного директора «Нарконон-СНГ».

В определенный момент жизни у каждого наркомана происходит слом, когда он говорит себе: стоп, дальше нельзя, я больше не употребляю. В этот момент дилер и предложил мне таблетки, которые ввозились контрабандой из Европы. Рассказал, что на Западе ими лечатся.

Начал принимать. Чувствую — мне плохо. Боли нет, ломки нет, ничего у меня не болит. Но такое чувство подавленности, такая депрессия!

Если героин давал эффект яркости, полноты жизни, но только на время употребления (сам по себе он, безусловно, губителен), то метадон меня просто опустошал. Ты — никто, ты — овощ.

Прекратил принимать метадон и ощутил ломку гораздо тяжелее, чем от героина. Это такое ощущение, будто от твоих костей отрывают мышцы. Можете себе это представить? И это будет длиться — минимум 20 дней! Лично я не знаю людей, готовых выдержать такую пытку.

И мне рассказали об очень легком и очень популярном способе избавиться от метадоновой зависимости — перейти на большие дозы героина, чтобы перебить действие метадона. Вот почему очень часто после метадона происходят передозировки, остановки дыхания, летальные исходы.

Что происходило лично с вами?

Поступил, как предложили. Стал употреблять по 2—3 куба. Таким образом «вылечился» героином от метадона и стал искать другие способы бросить. Лечился в Киеве, в Крыму, снова срывался. А потом произошло чудо — друг нашей семьи, верующая женщина поехала в Иерусалим к Стене плача просить о моем избавлении. Буквально через четыре дня она встретила знакомого, порекомендовавшего программу «Нарконон». Это был первый реабилитационный центр в России. Когда я приехал туда, был трупом, состоящим из героина, алкоголя, марихуаны, экстези и калипсола.

Откуда у вас находились деньги на все это «добро»?

В начале 90-х я занимался экспортно-импортным бизнесом — мы привозили товар из Китая, и в течение очень короткого времени я заработал большие, что называется, шальные деньги. Тогда это было легко.Так вот, мне потребовался месяц только для того, чтобы осознать, что у меня есть шанс выбраться из пропасти…

11 лет вы не употребляете наркотики. Приходилось ли за это время так же ярко чувствовать жизнь, как под героиновым кайфом?

А дело в том, что никаких чудес ни героин, ни другие наркотики в жизнь не привносят. Муки только. Так устроен человек, что когда на нас сваливаются проблемы, мы перестаем чувствовать удовольствие от жизни, начинаем близко ощущать только эти проблемы. Наркотик позволяет временно затуманивать их, просто ты становишься далеким от неприятностей.

Человек, находящийся в бодром состоянии, который стремится к цели, преодолевая препятствия, чувствует куда более яркие состояния, чем под воздействием наркотиков. Спортсмен, который побеждает на соревнованиях, испытывает кайф больше, чем от героина; человек, подаривший своему ребенку радость, испытывает большее наслаждение. Ни один мой наркотический кайф не сравнится с тем, который я испытываю, когда люди, которым помогаю, выздоравливают, когда разговариваю с их благодарными родителями.

…Недавно «Нарконон» открыл первый в Украине реабилитационный центр. В мире таких центров несколько десятков, в странах СНГ вместе с украинским — 9 (6 — в России, 2 — в Казахстане).

Леонид — москвич, приехал в Киев налаживать работу центра.

Этот небольшой коттедж находится в 50 км от Киева, в селе Устимовка. Рассчитан на 16 человек. Программа реабилитации длится 5—6 месяцев, основная цель — вернуть человеку собственные способности и желание жить.Для этого важно осознание поступков, которые он совершил в прошлом. Важно, чтобы он научился смотреть правде в глаза — только тогда он обретет чувство уверенности и ответственности за свои шаги. На первом этапе мы помогаем вывести из организма наркотики, на втором — обрести смысл и цель жизни.

В общем-то, эти задачи немногим отличаются от тех, что решают другие реабилитационные центры, о которых неоднократно писала наша газета. Но во всех центрах, где мне пришлось побывать, главной вытесняющей наркозависимость силой является религиозная основа — когда человека спасают, направляя на духовное.

Наша программа не религиозная. К нам попадают ребята разных вероисповеданий, и мы не придерживаемся строгой догмы, заставляющей ориентироваться либо на Библию, либо на Коран, либо на Тору. Однако действительно ни одному наркоману невозможно помочь, не обращаясь к духовной стороне жизни. Мы рассматриваем человека как неотъемлемую часть вселенской души и учим тем правилам и кодексам, которые существуют в обществе.

Известно, что программа «Нарконон» основана на трудах американского философа Рона Хабарда, создателя новой религии — саентологии. Известно также, что саентологов нередко называют нелестным словом сектанты…

Да, Рон Хабард основатель саентологии, а также дианетики — науки о разуме. Но, насколько я понимаю, секты — это общины, отколовшиеся от господствующего религиозного направления. Мы говорим о совершенно новом взгляде на мир, поэтому под это определение никак не подпадаем.

Во-вторых, «Нарконон» имеет лицензию на использование только нерелигиозных трудов Хабарда, которые посвящены методам избавления человека от наркомании.

В-третьих, я не считаю негативную информацию, которая распространяется о Хаббарде и «Наркононе», хоть чем-нибудь подкрепленной.

Что я отвечаю? Что лично мне эта программа спасла жизнь, сделала здоровым человеком, расширила кругозор, у меня появился интерес к жизни. Что важен результат. Разве плохо, что человек обретает свободу, любовь, радость жизни, сохраняет семью… Однако многие не заинтересованы в освобождении людей и в том, чтобы они видели истинную картину мира.

Кто именно не заинтересован?

Например, фармацевтические компании, продающие наркотики в каждой аптеке Украины. Думаю, я не выдам страшной тайны, сказав, что в составе многих препаратов есть героин. Вы можете купить в аптеке пару упаковок «…ина», и я за час приготовлю абсолютно идентичный героину наркотик. Хорошо известно о продвижении на украинский рынок такого смертельного вещества, как метадон. За всем этим стоят огромные деньги и соответственно желание подсаживать все большее число людей на препараты опиатной группы. Так что мы мешаем очень серьезным силам, которые, конечно, заинтересованы в том, чтобы очернить наше дело.

Россия удерживает рубеж, не позволяя легализировать так называемые заместительные программы с использованием метадона. В Украине сама власть настаивает на их внедрении и повсеместном распространении. По-вашему, в чем причина?

Думаю, исключительно в финансовых интересах высокопоставленных чиновников. Метадон в Украине закупается за бюджетные средства. А это — лоббирование, взятки и прибыли тех, кто продает наркотики. Если бы в Украине был проведен опрос населения и наркоманов по поводу метадона, то любой здравомыслящий государственный деятель понял, что это тяжелейший наркотик, ведущий только к гибели и никаким образом не способствующий решению проблем наркомании.

Один из главных аргументов сторонников заместительной терапии, что ВИЧ-инфицированные инъекционные наркоманы не могут проходить антиретровирусную терапию, если их не «пересадить» на метадон, который употребляется перорально.

Такая терапия, на мой взгляд, бесполезна. Метадон является препаратом, который разрушает иммунную систему. Зачем же зря тратить дорогостоящие препараты, которые в лучшем случае будут устранять лишь последствия употребления наркотика? Основным условием улучшения состояния ВИЧ-инфицированного является повышение иммунного статуса, и в России антиретровирусная терапия проводится бесплатно, только если человек отказался от наркотиков.

Известно также, что метадоновая зависимость раза в три больше героиновой, и что отказаться от наркотиков с помощью метадона невозможно. Так что это фактически приговор наркозависимым людям на пожизненное употребление.

Для справки. По данным Леонида Гедько, российский опыт работы «Нарконона» свидетельствует, что 7 из 10 человек излечиваются от наркозависимости после полугодичной программы в реабилитационных центрах. На время реабилитации не разрешается покидать центр, встречи — только с близкими родственниками.

Лечение платное ($1500 — 2000), но статус организации некоммерческий — прибыли не извлекаются, деньги идут на содержание ребят, зарплаты пяти сотрудникам, обученным в московских центрах, на выплату кредита за купленный дом, коммунальные платежи, транспортные расходы, улучшение центров и увеличение их числа.
Еженедельник ,2000′ ( http://www.2000.net.ua/b/58169 )

 

 

 

Прививки от смерти

Для СМИ

В эти дни завершается, пожалуй, самый масштабный антинаркотический проект под названием «Будущее детей Украины, свободное от наркотиков»: в школы, лицеи, гимназии всех областей страны массово рассылаются компакт-диски «Правда о наркотиках» с записью видеолекции лектора«Нарконон» (в переводе — «наркотикам нет») Марины ГРИБАНОВОЙ, прочитанной в одной из харьковских школ.
Марина Грибанова

Марина Валентиновна за 12 лет своей деятельности провела более 3 тыс. подобных лекций для 170 тыс. школьников 400 учебных учреждений.
Я знаком с проблемами наркологии, наркологами и наркозависимыми, побывал в ряде реабилитационных центров, словом, информацией по теме не обделен, но полтора часа грибановской лекции просмотрел, не отрываясь от экрана компьютера.

Мне, как и аудитории школьников, очень импонировал стиль изложения материала: лектор заряжает детей веселым настроением, часто шутит; блистая актерским талантом, играет роли сердитого родителя, ученика-прогульщика, дочери-лентяйки, выпивших или находящихся под кайфом людей. Ни минуты занудного нравоучения. Не избегает молодежного сленга, употребляя такие выражения, как «дебилы», «бить морду», «выпал на умняк», «вставило». Похоже, старшеклассники воспринимают ее как старшую сестру.

«Девчонки, вам нравятся мальчики живые или предметы с батарейками? Если нравятся предметы, купите — и пользуйтесь ими. Я имею в виду кролика с «Дюрасел», а вы о чем подумали?» — иронизирует Грибанова, и образ наркомана в ее выступлении вызывает лишь отвращение: он и «псих», и «тормоз», и человек с загнивающими мозгами, душой и телом.

Особенно яростные удары лектор наносит по самому распространенному в молодежной среде наркотику — марихуане, которую многие сегодня считают невинным средством для поднятия настроения.

Любопытно, что в первой половине лекции Грибанова ни слова не говорит о наркотиках, а рассказывает о разных состояниях человека, рисуя на доске так называемую «шкалу эмоциональных тонов», разработанную Л. Роном Хаббардом и положенную в основу метода реабилитации, который используется в сети центров «Нарконон». В эту сеть также входят 132 реабилитационных центра для наркозависимых, открытые в 90 странах, в прошлом году центр появился и в Киевской области.

Не спешите их хоронить

Имя этого человека, автора учения дианетика и основателя религиозного направления саентологит, вызывает неоднозначную реакцию: многие ученые находят его исследования псевдонаучными, священники считают саентологов сектантами, а чиновники боятся брать на себя ответственность, и именно среди них встречаются те, кто доставляет лектору большие неприятности. По той простой причине, что Грибанова считает своим долгом ссылаться на Хаббарда в своих выступлениях.

В данной статье мы не станем углубляться в анализ работ американца, но обратим внимание на его «шкалу», которая используется в лекциях с целью наглядно продемонстрировать детям причины взлетов и падений наркомана.

На шкалу снизу вверх наносятся следующие эмоциональные состояния: смерть, апатия, горе, страх, скрытая враждебность, гнев, антагонизм, скука (это негативные тона), консерватизм, сильный интерес, веселье и энтузиазм (позитивные). Школьники внимают лектору, который артистично представляет поведение людей, находящихся в этих состояниях, и бурно реагируют, узнавая знакомые картины. Цель лектора — показать, как наркотические средства поднимают человека до веселья и энтузиазма, и объяснить, почему через короткое время ничего позитивного от этого не остается. Также Грибанова объясняет, что в высоком эмоциональном тоне любой человек может легко добиваться успеха без наркотиков.

Она убедительна, но можно ли спорить с такой расстановкой состояний? Да, и, я думаю, найдется немало психологов, которые подвергнут эту модель критике. И те, кто не имеет психологического образования, могут задаться вопросом: а почему, например, в «шкале» нет таких состояний, как радость или грусть, которую совсем не обязательно увязывать с горем, почему есть страх, но нет смелости, почему есть скука, но нет задумчивости и т. д.

Лично я не стал бы называть столь прямолинейное видение структуры душевных свойств и перепадов настроения совершенным, но и не вижу в этой схеме чего-либо неприемлемого. Если такая упрощенная форма позволяет объяснить детям некоторые жизненно важные аспекты, донести главную идею, то стоит ли ее отвергать?

Однако есть в лекции и то, что мне категорически не понравилось, но это легко исправить. Напомню, она носит название «Правда о наркотиках», потому в ней и должна звучать только правда. Но в одном месте Марина Валентиновна утверждает, что 97% попробовавших наркотик — смертники, а 3% никогда не выберутся из состояния скуки.

Вероятно, это утверждение вводилось как прививка от убийственных увлечений, чтобы усилить детское опасение к запретному плоду, но, во-первых, многие старшеклассники прекрасно осведомлены, что эти цифры взяты с потолка, во-вторых, подобная неправда может вызвать недоверие ко всему сказанному, в-третьих, в школьных аудиториях, к сожалению, сидит достаточно большое количество уже искушенных ребят, которых нельзя лишать шансов на возвращение к нормальной жизни.

Очистила Харьковскую область

Марина Грибанова — харьковчанка, больше всего лекций она прочла в харьковских школах — в 141 из 173.

Вот как отзывается о ее работе хорошо известный постоянным читателям «2000» харьковский нарколог Игорь Линский, заведующий отделом профилактики и лечения наркоманий Института неврологии, психиатрии и наркологии АМН Украины, категорический противник внедрения метадоновых программ:

«Лекция Марины Грибановой несет в себе мощный эмоциональный заряд, который необходим в общении с молодежной аудиторией. Многие наглядные примеры касаются самых актуальных для молодежи тем: «восприятие меня окружающими», «успех в жизни», «успех у лиц противоположного пола»… Через всю лекцию красной нитью проходит мысль о том, что человек, который употребляет наркотики, сам отдал руль управления своей судьбой в чужие руки, он неприятен, не самостоятелен, зависим, добровольный инвалид, неудачник, ненадежен в дружбе и несостоятелен в любви.

Грибанова М. В. провела большое число профилактических лекций в учебных заведениях Харьковщины, и именно в этой области, по данным социологических исследований, наблюдается существенное уменьшение употребления наркотиков в молодежной среде. Более того, Харьковская область имеет один из самых низких показателей заболеваемости и распространения наркотоксикоманий среди других регионов страны. Считаю, этому существенно поспособствовала просветительская антинаркотическая деятельность Грибановой».

— Марина Валентиновна, что побудило вас заняться работой в подростковой среде?

— Это давняя история. Первое — педагогическое — образование я получала в Харьковском государственном университете на биофаке…

— О, так у нас с вами одна альма-матер! Я учился в ХГУ на геофаке.

— Тогда вы прекрасно знаете, что биофак, геофак и истфак были в то время самыми веселыми и самыми пьющими факультетами. Ребята спивались в хлам, а когда видишь, как деградируют ставшие тебе близкими люди… И я начала штудировать литературу, изучать различные методики, помогавшие полноценно жить без допингов.

После работала в школе учителем биологии и была обязана проводить один урок в году на тему профилактики алкоголизма (тогда, в начале 90-х, считалось, что наркомании в Украине нет). Увы, дети оставались абсолютно равнодушными к затрагиваемым вопросам, скептически слушая программный материал. Профилактика проводилась для галочки, а мне хотелось донести, что проблема действительно серьезна и страшна.

Это умение я приобрела, обучившись на лектора в московском реабилитационном центре «Нарконон».

Первые три года, работая совершенно бесплатно, провела лекции для 50 тыс. харьковских школьников. Для сравнения: начавшаяся тогда государственная антиникотиновая программа «Диалог» охватывала лекциями 3 тыс. учеников в год.

— Как же вы выживали?

— Не проявляя беспокойства об излишнем весе.

В то время платой за мой труд были отзывы детей: сегодня в моем «порт-фолио» — 19 тыс. письменных отзывов. Подобные ощущения, наверное, испытывает артист, получающий благодарность от зала и ради искренних аплодисментов готовый выступать бесплатно. А если ты еще понимаешь, что спасаешь детей от беды…

Но выживать было действительно трудно, и я наивно ждала, что государство оценит мой труд, поддержит. Пришло время вспомнить слова Рона Хаббарда, который никогда не призывал к работе на износ и задаром, наоборот, он учил: процветайте и преуспевайте. Наша организация стала собирать по 50 коп. с ученика, вернее — с родителя ученика, и первую критическую статью об этом написали, Роман, вы.

— Я?!

— Когда работали в харьковской газете.

— А-а… вспомнил, как мы с вами познакомились. Да, было дело, в 1999-м слишком дико выглядело, что за профилактические лекции против наркомании собираются деньги.

— И у меня начались проблемы.

До сих пор помню, как методист районо меня отчитывал: «Дети от голода пухнут, а вы их обираете». Затем газета горисполкома опубликовала заведомую ложь, что якобы я не имею педагогического образования, что подобные программы в Днепропетровске себя не оправдали, хотя на самом деле они там никогда не проводились, что Хаббард — создатель опасной секты.

Начальник сектора общественных организаций горисполкома мне прямо заявил: «Если вы будете ходить в школы, станут возникать неприятности у директоров». А это моя больная мозоль, я не желаю доставлять людям неприятности. Что-то эмоционально возразила, мол, если ваш ребенок был бы наркоманом.., а он впоследствии эти слова интерпретировал как угрозу подсадить его родных на иглу и закончил беседу словами, что записал наш разговор и знает, куда отдать эту запись. Так я получила новый опыт — пережила сердечный приступ. Это было шоком. Мы не нарушили ни одного закона, лекции стали пользоваться популярностью, я часто выступала на харьковском ТВ, и тут — такой удар…

Уже потом узнала, что тогда в системе учебных учреждений существовала система коррупции. И если, скажем, артисты цирка хотели выступить в школе, им первым делом нужно было отправляться в районо выпрашивать разрешение, частенько договариваясь об «откате». Мне об этом прямо никто не говорил, никто не намекал, учителя объяснили.

— А если бы намекнул?

— Учение Хаббарда предусматривает неукоснительное соблюдение законов государства, в котором живешь. Человек, пренебрегающий этим, понимает, что уменьшает личный потенциал выживания, так что взятки, «откаты», прочая проза нашей жизни — не для меня. Я вообще считаю, что если бы мы все руководствовались такими принципами, то жили бы в совсем другой стране.

Затем телестудия «Веста» неизвестно по чьему заказу сняла фильм под названием «Число зверя 666» об «ужасном Хаббарде и сектантах из «Нарконона» и обо мне в том числе. Это была чудовищная фальсификация, направленная на дискредитацию нашей работы. И она была слеплена так старательно, что после трансляции фильма я боялась выходить на улицу, думала, что на меня каждый будет косо смотреть.

Хочу заметить, что на самом деле есть четкое разделение саентологии как религии и нерелигиозных программ, в которых использованы технологии Хаббарда и которые направлены на улучшение общества, — это образовательные, антинаркотические, антикриминальные программы. Так, в Днепропетровске работает очень крупная школа прикладного образования, где детей обучают обычным предметам по этим технологиям, в ряде областей активно развивается направление «Криминон»: волонтеры посещают тюрьмы, донося до заключенных работы Хаббарда, — после их изучения большинство освободившихся становятся законопослушными гражданами.

С петлей на шее и клеймом

— То есть от харьковских властей поступило распоряжение запретить лекции Грибановой?

— Письменного распоряжения не было, потому что они понимали: если напишут, нарушат закон, и я буду обращаться в суд.

— Чиновники, директора школ выставляли какие-то аргументы, объяснявшие, по какой причине они против Хаббарда, против лекций?

— Приписывали гипноз, 25-й кадр, НЛП, религиозную пропаганду, что у детей возникает зависимость от лектора. Пришлось носить запись лекции ученым, которые опровергли все эти домыслы. Директора школ сочувствовали, некоторые тайком организовывали лекции, но просили никому об этом не говорить. А те, к которым я обращалась впервые, говорили: «Нарконон»? Нельзя». Почему? «У вас нет разрешения из гороно».

А в 2000 г. один сотрудник из службы по делам несовершеннолетних мне прямо сказал: «Мариночка, у меня есть данные о снижении в Харькове спроса на наркотики. У вас двое детей. Я бы вам рекомендовал подыскать другую работу, эта становится опасной для вашей жизни».

Мое отношение к работе можно назвать болезнью, если хотите — «шизой», но я уверена, что большие дела без подобной «шизы» не делаются. И еще я твердо знаю, что если ты не нарушаешь законов и поступаешь по совести, с тобой ничего плохого не произойдет.

Это сегодня я могу сказать спасибо чиновникам, выжившим меня из Харькова, — благодаря им я существенно расширила границы своей деятельности. А тогда очень переживала, что пока я провожу лекции для вузов и техникумов, на которые не распространяется влияние гороно, какой-то школьник становится на путь смерти.

— Не появилось ли желания откреститься от вызывающего негативную реакцию имени, просто не произносить его на лекциях?

— А зачем? У меня свое понимание того, кто такой Рон Хаббард. И именно он — автор исследований, положенных в основу лекции. Какое я имею право присваивать авторство? Да и почему я должна умалчивать, что это придумал Рон Хаббард? Потому что кто-то говорит, что он плох? Я так не считаю и не намерена давать лишний повод для очернения его имени. На мой взгляд, это то же самое, как если бы при объяснении теории относительности Эйнштейна учителей просили не упоминать это имя, потому что оно кому-то не нравится или кто-то не признает заслуги ученого.

В конце концов на моих гонителях свет клином не сошелся. Я побывала с лекциями в 62 городах Украины, России, Казахстана и Дагестана. Получила массу положительных рецензий от педагогов, ученых разных направлений, наркологов. В 2006 г. лекцию рекомендовало для широкого использования Министерство здравоохранения, в 2007-м она поддержана департаментом криминальной милиции по делам несовершеннолетних, в прошлом году — одобрена для использования в учебно-воспитательном процессе Министерством образования и науки. Я уж не говорю о тысячах откликов ребят, поступающих из всех городов Украины, с обещаниями никогда не прикасаться к наркотикам. Когда лекцию показали по ТРК «Эра», мне за неделю позвонили человек 200, не меньше — из областных телекомпаний, которые тоже хотят ее показать, от директоров школ с просьбой приехать к ним, от заинтересованных учителей, от родителей с просьбами распространить этот диск по всем школам Украины. Кстати, на сегодняшний день лекцию транслировали более 70 раз во всех областях страны.

— Теперь, когда вы — «звезда» всеукраинского масштаба, Харьков к вам стал снисходительнее? 

— Недаром говорится: нет пророка в своем отечестве. Сегодня мы рассылаем 21 тыс. дисков по школам, сопровождая письмами поддержки от областных властей, отовсюду слышу «спасибо», будем использовать, будем сотрудничать. А в Харькове в конце января собралась комиссия при облздраве, которая устроила мне «молот ведьм». Говорится все то же самое — церковь, сектанты, Хаббард… Я спрашиваю: что именно в лекции вас смущает, что в ней плохого? Отвечают: лекция-то хорошая, но Хаббард… И написали в резолюции: «Лекция перегружена специальной терминологией, текст не адаптирован к молодежной среде». Но это же неправда!

К слову, «шкала» эмоциональных тонов, о которой я рассказываю на лекции, помогает разбираться в людях, и я четко вижу, когда нет смысла что-то доказывать оппонентам. Только Игорь Линский высказался в мою поддержку, попросив собравшихся осознать, что такой важной профилактической работой в стране больше никто не занимается.

— А почему — больше никто? Помощников, соратников по лекционной миссии у вас, получается, нет?

— Во всех странах СНГ обучено более 300 лекторов, но из них, увы, активно работают человек пять. Видимо, немногие готовы пускаться в полную неизвестность, зная, что выживать будет трудно и что придется сталкиваться с запретами. Лично я обучила более 70 сотрудников социальных служб по делам семьи и молодежи из Запорожской, Тернопольской, Черновицкой, Донецкой, Львовской и Луцкой областей. Надеюсь, что они не сдадутся.

— Сколько стоит прослушать лекцию сейчас?

— 5 грн. с человека. Но необязательно эти деньги собирать с родителей. Например, в Днепрорудном Запорожской обл. лекции в трех школах оплатила предприниматель этого города, владелец продуктового магазина. В двух школах под Борисполем — директор птицефабрики «Наша Ряба». В Кодыме Одесской обл. — местные власти. В Днепропетровске — предприниматель, у которого в этой школе учатся дети.

Он не такой, как я в 16 лет

— Вы проводите лекции для школьников старших классов, начиная с 6-го? На мой взгляд, материал, записанный на компакте, слишком сложен для понимания шестиклассников и по форме подачи не соответствует их уровню развития.

— Конечно же, для самых юных слушателей я провожу лекции в ином формате, в другом актерском ключе, но содержание и суть остаются теми же. Этим ребятам прежде всего нужно доносить эту информацию до того, как им предложили попробовать наркотики. Уверена, именно в такой аудитории подобная профилактика наиболее действенна. К сожалению, картина сегодня удручает: в 8 — 9 классах нередко встречаются употреблявшие, в 10 — 11 — искушены многие дети.

— Они вам в этом сами признаются?

— По их глазам и реакции вижу, кто знаком с наркотиками не понаслышке.

— Вы президент киевского «Нарконона», который также имеет реабилитационный центр для наркозависимых. Расскажите о его работе.

— Центр рассчитан на 20 человек, в январе его покинула «первая ласточка» — девушка Екатерина, которая принимала наркотики 8 лет по стандартному сценарию: в 15 лет конопля, затем трамадол, через пару лет — уже кустарный опиум. Несколько раз пыталась отказаться от наркотиков, но не могла. Из состояния отчаяния, в котором она приехала к нам, она за шесть месяцев перешла в состояние энтузиазма. Выразила желание работать над развитием центра. Он находится под Киевом, в живописном месте, рядом — сад и пруд, в котором ребята удят рыбу. Есть сауна, бильярдная, каминная. В отличие от религиозных центров, где от наркозависимости освобождают вера и молитвы (что, на мой взгляд, эффективнее, чем метадоновые программы и лечение психотропными препаратами), идеология «Нарконона» основана на том, что человек способен сам управлять жизнью, он имеет потрясающие возможности, но они или скрыты, или забыты, или подавлены. Так что основное, чем занимаются здесь после курса детоксикации, — раскрытие внутреннего потенциала и приобретение этических основ с помощью технологии Рона Хаббарда.

— Вы окончательно перебрались в Киев?

— Нет. Я снимаю комнату на Виноградаре, которая обходится мне в сто долларов. По выходным мотаюсь в Харьков — проведать 16-летнего ребенка, оставить денег, приготовить поесть.

— И в таком возрасте он предоставлен сам себе?

— Сначала я переживала, один… я бы в его годы такое устроила! Но он у меня не такой, как я в 16. Я очень старалась воспитать его самостоятельным, и, похоже, удалось. Недавно выдал: «Мама, у меня проблема с друзьями — вышли на перемену, и они стали курить коноплю. Я говорю: что вы делаете, вы станете наркоманами, а они — ничего в этом страшного нет. Вот дебилы!».

Роман Барашев

Еженедельник ,2000′ (http://www.2000.net.ua/c/62310)

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш email адрес не публикуется. Обязательные для заполнения поля помечены *

очиститьPost comment